May 25th, 2014

Убрать китайских лесорубов из забайкальских лесов

img_4511.ifbxkoЛюбой забайкалец, который хоть немного интересуется экологической обстановкой в крае, давно знает, что власти сдали в аренду китайским лесопромышленникам огромные территории наших лесов. 900 тысяч гектаров в Могочинском районе, более 300 тысяч гектаров в Газимуро-Заводском, около 500 тысяч гектаров в Сретенском районе. Срок аренды составляет до 49 лет — весомый повод для того, чтобы учёные били тревогу. За полвека китайские арендаторы могут изменить, и, скорее всего, изменят забайкальские ландшафты до неузнаваемости. Разумеется, не в лучшую сторону. Защитники природы долго искали ключи к решению проблемы, и, кажется, нашли их. Дело в том, что китайцы практически не соблюдают те условия договора, в которых оговорены обязательства арендатора по охране лесов от возможных негативных факторов. А если условия договора нарушаются, то появляются основания для пересмотра договора в принципе. [Spoiler (click to open)]

Забайкалье с площадью нескольких европейских стран щедро делится ресурсами с соседями из Поднебесной. Более 900 тысяч гектаров отдано в аренду лесозаготовителям в Могочинском районе для обеспечения нужд еще не построенного Амазарского целлюлозного комбината на срок до 49 лет. Более 300 тысяч гектаров арендовано в Газ-Заводском районе и около 500 тысяч — в Сретенском. С предложением провести комплексную оценку и, возможно, пересмотреть договоры аренды с китайскими лесозаготовителями в Могочинском районе на Совете по развитию лесопромышленного комплекса выступила группа забайкальских ученых, о позиции которых рассказала Ирина Глазырина, доктор экономических наук, заведующая лабораторией эколого-экономических исследований ИПРЭК СО РАН.

Обязательства не выполнены

– Ирина Петровна, о ситуации с арендой лесов крупными китайскими предприятиями говорят и пишут много. Какие основания появились для того, чтобы поставить такой вопрос на лесопромышленном совете?

– Самое главное — по данным лесной службы, не выполняются экологические обязательства по лесохозяйственным мероприятиям, включая противопожарные. Ни по минерализованным полосам, ни по охране животного мира. Мы предложили провести комплексную оценку выполнения условия заключенных договоров. В случае систематического невыполнения условий — рассмотреть вопрос о расторжении ряда договоров аренды в Могочинском, Газимуро-Заводском, Нерчинско-Заводском и Сретенском районах. Часть кварталов мы предлагаем включить в территории проектируемых заказников. А также передать часть кварталов другим лесопользователям, в том числе для нужд местного населения.

Когда впервые рассматривался вопрос о строительстве Амазарского целлюлозного завода, была подготовлена лесосырьевая записка, сделанная конкретно для ООО «Полярная». Основным аргументом в пользу выделения большого участка лесного фонда были обязательства по созданию современного лесопромышленного комплекса, с глубокой переработкой древесины, использованием лесных отходов и др. В лесосырьевой записке было прямо указано, что «Участки лесного фонда лесоэкплуатационных районов специализированного потребления древесины и крупной лесопильно-деревообрабатывающей промышленности должны предоставлять в долгосрочную аренду на срок не менее 40 лет предприятиям, взявшим на себя обязательства в течение 3-5 лет обеспечить создание собственных лесопильно-деревообрабатывающих заводов с объемами переработки пиловочного сырья не менее 85% от расчетного объема его заготовок…». Там же указывалось, что необходимо соблюсти все экологические требования, включая создание особо охраняемых территорий в форме заказников. Именно потому, что ориентировались на переработку, они позиционировали работу своего предприятия, как колоссальный шаг вперед. Практически ничего из заявленного не выполнено.

– Кроме того, особенно подчеркивалось, что будут созданы сотни новых рабочих мест для жителей Могочинского района. При этом во всеуслышание было сказано о соотношении русских и китайских рабочих 80 на 20.

– Да, об этом идет речь с 2005 года. На деле получилось так: приняли персонал на время, а потом он у них просто числился. Я понимаю, что «Полярной» удобнее использовать китайских рабочих, но, вообще-то, наша цель — использование ресурсов для развития края, для того, чтобы люди жили лучше, для создания рабочих мест. Зачем нам трудоустраивать китайских рабочих? Лучше пусть растет лес. Это ведь не только древесина — это и охотничьи угодья, и грибы-ягоды-орехи, и места нерестилищ. В лесной зоне у нас — ценнейшие минеральные источники. Тем более, что соседи как раз стараются сохранить свое природное богатство. Сначала они ввели дополнительные ограничения по рубкам в северном Китае, и сейчас они там вообще практически запрещены. Идет строительство туристического комплекса напротив Покровки (пограничный переход Покровка-Логухэ — И.Т. ). Я думаю: они хотят использовать свои леса для гораздо более выгодного бизнеса. Во-первых, экологически щадящего, во-вторых, с более высоким качеством рабочих мест. Потому что одно дело работать на лесоповале, другое — в турбизнесе.

Расчёт не оправдался

– Неужели и у нас могло бы быть такое развитие ситуации? Сейчас это кажется фантастикой.

– Создание там охраняемой природной территории — это как раз способ хотя бы идти в том направлении. Иначе у нас везде будет, как в Карымском районе: голые сопки там, где были одни из лучших лесов. Все это произошло на наших глазах, в последние 15 лет. Стоит отметить, что китайские арендаторы, хотя и платят арендную плату, но рубят гораздо меньше выделенных объемов. Я полагаю, что у них есть стратегические интересы — зарезервировать на десятилетия для своих целей ценные природные ресурсы поблизости от своей границы, стоимость которых в будущем, скорее всего, будет расти. Не исключено, что в случае открытия перехода Покровка-Логухэ, о котором столько говорили, рубки проводились бы гораздо интенсивнее, поскольку вывоз леса в КНР через этот переход является весьма выгодным. Поэтому надо поставить вопрос и о том, что для Забайкальского края в этом случае мы имеем упущенную выгоду. Арендованные участки не могут взять другие лесопользователи, которые, возможно, смогли распорядиться ими гораздо эффективнее. Мы ограничиваем свое будущее, и практически — настоящее.

Расчет на то, что с китайскими инвестициями «само-собой» придет бурное развитие лесопромышленного комплекса и современные технологии, не оправдался. Поэтому необходимо, чтобы государство целенаправленно стимулировало создание высокотехнологичных производств. Понятно, что рядовой житель из Нер-Завода самостоятельно не справится с решением такой задачи. Следует разработать программу, обеспечить государственную поддержку в виде субсидий, налоговых каникул, инфраструктурных инвестиций, подготовки кадров, организации цепочек производства-потребления. Конечно, сразу потянутся жулики, я их даже в лицо знаю. Но на то и власти, чтобы осуществлять отбор. И, конечно, приоритет должен быть отдан местным жителям.

15 лет — в одном направлении

– Насколько силен ваш голос на лесопромышленном совете края? Могут ли ученые реально повлиять на ситуацию?

– На кону большие деньги, все зашло очень далеко, учитывая еще и то, что строительство Амазарского целлюлозного завода — приоритетный проект. Однако в других регионах уже несколько проектов было исключено из этого списка — именно за то, что, взяв на льготных условиях и на длительные сроки большие участки, пообещав создать высокотехнологичное производство, арендаторы банально пилили и вывозили круглый лес. Очень трудно противодействовать, учитывая то, что много лет политика двигалась в обратном направлении. Сейчас, возможно, удастся что-то изменить, особенно учитывая смену власти. На самом деле среди чиновников очень много нормальных, умных, порядочных людей. Если будет четко выраженная политическая воля, то можно реально многое сделать. Я помню одно из первых обсуждений проекта «Амазарский целлюлозный завод» — на мой взгляд, там были явные приписки в том, что касалось выгод для региона. Представители «Полярной» говорили о бюджетных поступлениях, что через три года начнутся колоссальные вливания. Мне было совершенно очевидно, что при таких данных не может быть таких поступлений. Но была явно выраженная политическая воля, что вот это надо поддерживать. Власть отчетливо давала понять, «чего надо хотеть», и это было очень плохо. У меня такое ощущение, что новая губернаторская команда в этой части готова нас слушать. Да, они не очень быстро все это меняют — но надо понять, что это и не так легко после 15 лет движения в противоположную сторону.

– Когда вы поднимаете такие вопросы, нет страха, вы не боитесь последствий, какого-то влияния, которое может быть оказано на вашу жизнь?

– Я уже очень давно живу и не боюсь. Знаете, есть такая поговорка, у меня она любимая: «Бог не выдаст, свинья не съест». И я не буду заботиться о свиньях, которые пытаются кого-то съесть. Надо просто быть честной перед собой и перед Богом.

Процветания не дождались

– Можно ли говорить о возможности пересмотра договоров аренды в Красночикойском районе, где также работают крупные китайские предприятия?

– Я думаю, что власти нужно поставить задачу себе анализировать деятельность всех лесопромышленных предприятий по критериям, которые могут показать целостную картину. Мы предложили набор таких критериев. Надо задать себе вопрос, почему в расчете на один кубометр срубленного леса налоговые поступления в региональный бюджет у нас самые низкие — в 1,5 раза меньше, чем в Бурятии, в 2 раза меньше, чем в Красноярском крае, в 2,5 раза — чем в Якутии… Площади у нас сопоставимы с Амурской областью, с Бурятией. В Новосибирске рубят в два раза меньше, и при этом обеспечивают фонд заработной платы в 2 раза больше за счет эффективности использования. Это еще и из-за того, что у нас в тени значительная часть. Кроме того, в Чикое было обещание усилить переработку и производить топливные материалы. Это достаточно глубокая переработка. Вопрос об этом производстве тоже куда-то исчез с повестки дня. Вот Иркутская область в Египет больше вывозит, чем мы в Китай — ясно, что не бревна везут, они очень много перерабатывают. В этом качественное отличие их лесопромышленного комплекса. Если бы в Чикое работали хотя бы как в Иркутске, то какие могут быть к ним претензии? Есть основания считать, что там не все хорошо, но пока это только по отзывам местных жителей, у меня недостаточно информации для гипотез и подозрений. Надо тщательно изучить их показатели эффективности, выполнение условий аренды, обязательств по созданию перерабатывающих производств и др.

Мы не против в использовании лесов в принципе. Лес — возобновляемый ресурс, и при грамотной работе его хватит и будущим поколениям. Но мы настаиваем, что лесную политику необходимо выстраивать с учётом эффективности использования ресурсов, а не просто получать доходы (львиная доля которых не достается нашим гражданам) за счет экологического демпинга. Мы уже вывезли миллионы кубометров леса в Китай, во многих красивейших когда-то местах нельзя без слез смотреть на то, что осталось. И разве это принесло нашему краю процветание?
Беседовала Ирина Трофимова, «Земля» № 21