February 5th, 2017

Медный грош Забайкалья.

5040a10c57aa9fbf839c8fbf7777bb08.jpg
На этой неделе мировые биржи,  прежде всего – Лондонская, зафиксировали рост цен на медь. Отметим, что скачок до 5000 долларов за тонну чистой меди наблюдается впервые, с 2010 года. А вообще на протяжении 7 лет в мире наблюдается устойчивое снижение цен на медь и обогащенную медную руду.
Перманентное снижение на медь связано с открытием новых перспективных месторождений в Латинской Америке и Африке. При этом добыча концентрата там значительно дешевле, чем  в России, прежде всего, благодаря климатическим условиям. Что бы построить обогатительную фабрику (которую у нас помпезно называют горно-обогатительный комбинат) там достаточно развернуть быстровозводимое здание ангарного типа, и установить там технологическое оборудование. Сам процесс обогащена заключается в измельчении  добытой руды, и ее флотации – то есть разделения на фракции за счет разницы в удельном весе при погружении в воду. И вот то, что грубо говоря – утонуло – то и есть обогащенная порода, содержащая от 23 до 40%  полезного ископаемого металла. А уже потом в технически развитых странах руду доводят до стадии ХЧ – химической чистоты. И стоит она, разумеется, в несколько раз дороже, чем концентрат породы.
Недавний внезапный скачок  цен на «рыжий» металл объясняется заявлением Китая о начале масштабного строительства железных дорог. Соответственно медь будет нужна на их электрификацию и на производство локомотивов. А если в Китае сказал – значит, так оно и будет. Там не оперируют глаголами будущего времени, которыми россиян уже перекормили от пуза.
Мировые добытчики оживились и уже начинают потирать руки, а биржевые показатели поползли верх. Но надолго ли?
Под боком у Китая – строящийся Быстринский ГОК. Получать там будут, разумеется, не чистую (катодную) медь, а всего лишь концентрат. Статус великой державы  у нас прекрасно уживается с сырьевой полуколониальной экономикой. Собственно, Быстринское месторождение месторождение для того и разрабатывается, что бы напрямую продавать сырье в более развитый промышленно Китай.
Теперь о ценах. Тонна концентрата сегодня на мировом рынке стоит примерно 1500 тысяч долларов. Последнее предложение с самовывозом из порта Лима (Перу) – 1900 долларов. Но оно висит на сайте объявлений подобного рода уже три месяца. А теперь сравните – Китай покупает у нас концентрат за 1500 долларов, хотя брал бы и чистую медь, раз уж там все так серьезно. Пусть не за 5000, но за 4500 уж точно. Транспортные – то расходы минимальны. Но получать чистую медь нам не разрешат. Нет, совсем даже не американцы, НАТО или сам Трамп. Не позволят получать катодную медь нам наши же продавцы электроэнергии. Стоимость киловатт-часа в Забайкалье сегодня в четыре раз больше, чем в КНР, так что медь получится золотой. Весь этот идиотизм обязан феодальной ведомственной раздробленности, пришедшей на смену единым советским территориально-экономическим комплексам. Теперь логика руководителей, а точнее —  владельцев отраслей промышленности такая – ах ты хочешь медь получать и продавать ее? – на тебе тариф на электричество. Ибо делиться надо.  Та полублатная барыжная система отношений, культивируемая сегодня высшим руководством страны, воспитанным в питерских подворотнях направлена на рамсы и разборки, с целью отжать и отмутить друг у друга как можно больше. Что бы потом заслать положняк на общее, и процветать в свое удовольствие. Правда, при этом проигрывает само государство, но ведь все эти промышленно-финансовые положенцы и авторитеты уверены, что государство – это они и есть, и показатели благосостояния страны – это их личные виллы, самолеты и яхты. Так что мечтать о комплексном производстве полного цикла нам не стоит – это удел развитых стран.
Но представим, что случится так – Китаю сделают предложения по поставке медного концентрата,  например, монголы, индонезийцы, или те же латиноамериканцы. Уже сейчас в этих странах держат нос по ветру, наблюдая за ходом строительства в КНР. Кто сомневается, что наш стратегический партнер не прокинет северного соседа? Это бизнес, детка. Ничего личного! И куда девать концентрат с Быстринского ГОКа? На оборонку? Не смешите – три истребителя и год и один подводный крейсер в пять лет – это кустарное производство, а не промышленное. А патронов уже наделано на 70 лет вперед, с учетом возможных расстрелов всех недовольных.
Но не надо наивно думать, что инвесторы не предполагали такой ход развития – все же на ни работает армия экономистов – аналитиков. Речь идет о том, что очень даже может быть, что никакой концентрат на Быстринском и вовсе добываться не будет. Нет, торжественное окрытие, перерезанная красная ленточка и неповторимый макияж Ждановой на экране ТВ – это все будет. А потом, как со всеми прочими проектами – тихое выпускание воздуха из всех отверстий и летаргический сон.
Старые горняки до сих пор недоумевают – а на кой ляд было закрывать и консервировать Жирикенский ГОК, который закрыл российский сырьевой король Дерипаска, что б повлиять на рост цен на ферромолибденовые руды на мировом рынке. Комбинат-то запросто и медную руду обогащать мог.   И возить не так уж далеко. И дома у рабочих есть. И сами рабочие тоже есть – вот и социалка бы оживилась. Но – нет. Так неинтересно. Это сокращение инвестиций, в том числе и со стороны государства. А на что тогда  растить и учить детей в Лондоне и США? Потому надо строит с нуля – так намного приятственней процент отмытого и откаченного.
И вот недавно опять Быстринский ГОК отметился в сделках между прочими королями российских недр. Норникель, владеющий лицензией на месторождение, и строящий ГОК продал почти 40% акций холдингу, принадлежащему миллиардеру Потанину. О чем это говорит? Возможно, о том, что  сам ГОК сегодня интересен для подобных сделок, увеличивающих или уменьшающих капитализацию той или иной финансово-промышленной группы. Все это в итога отражается на курсе акции, и на результатах биржевых игр, где, соответственно, и куется сегодня благосостояние самых богатых людей России – а вовсе не в реальных шахтах и карьерах. Так что заработает ли в полную силу Быстринский ГОК, и даст ли он стране меди – большой — пребольшой вопрос. А в это же время на другой забайкальский проект — Удоканскую горную компанию выделено еще 140 миллионов долларов.
Источник: http://www.komenti.ru/archives/3073