ksenevka2012

Category:

Диагностика по-забайкальски: ОРВИ вместо рака

С каждым годом все больше убеждаюсь в том, что забайкальская медицина находится в полнейшем anusе. Описанный ниже случай — ярчайшее тому подтверждение.

В районах катастрофически не хватает специалистов, оборудование оставляет желать лучшего. Порой на месте невозможно сделать элементарных анализов, а ездить в краевой центр за бесплатной медицинской помощью — дело весьма дорогое. Именно поэтому то, что несется с высоких трибун о ранней диагностике тех же раковых заболеваний, подчас звучит чуть ли не издевкой. Со слов высоких чиновников от медицины получается, что люди сами не обращаются к врачам, именно поэтому тяжелейшие заболевания обнаруживаются лишь на последних стадиях, когда уже не поддаются лечению. Все чаще стала появляться информация о врачебных ошибках, которые приводят к ужасным последствиям, все чаще пострадавшие от них подают в суды, где выигрывают иски.

Так, второго апреля Борзинский районный суд вынес решение в пользу семьи Машуковых, и если районная больница не опротестует данное решение, то учреждение будет обязано выплатить более миллиона рублей именно за врачебную ошибку.

ОРВИ forever

Беда в семью Машуковых пришла лет тринадцать тому назад. Вот только никто ее тогда не разглядел — ни родители, ни участковые врачи. Просто простыла пятилетняя Иришка. Участковый врач посмотрела и сказала — простуда. Потом у ребенка воспалились лимфатические узлы в области шеи.

— Все нормально, — вновь заверили врачи. — Такое бывает. Это у вас лимфаденит на фоне простудного заболевания.

Девочку упорно лечили от воспаления, от ОРВИ и ОРЗ, когда явных признаков оных не наблюдалось — не было ни насморка, ни температуры. Мать как-то особо и не переживала — все-таки у нас где-то в подкорке заложено, что врач и учитель — такие профессии, где нет случайных людей, и мнение людей в белых халатах авторитетно и единственно правильно.

Шло время. Лимфоузлы на шее не уменьшались, теперь к ним добавились и шишки в подмышечных впадинах. Иногда они были столь болезненны, что Ира не могла даже до конца опустить руки.

— Почему ваше лечение не помогает? — упорно интересовалась у врачей Ольга, мать девочки.

— Что Вам не нравится? — уже злились медики. — Самая умная? Лечитесь тогда сами, нечего сюда ходить!

10 лет продолжалось лечение с переменным успехом. ОРЗ никак не проходило.

«У вас туберкулез»

Сказали врачи на очередном приеме и наконец-то выписали направление в Читу, в краевой тубдиспансер.

Родители сгребли дочь и с тревогой отправились туда, куда их послали.

Да, признаки были, в первую очередь опасения медиков основывались на все тех же воспаленных лимфоузлах. Каково же было удивление, когда анализы не подтвердили и этот диагноз.

— Идите к эндокринологу. Срочно, — посоветовали фтизиатры.

Еще одна больница, еще один врач, анализы, УЗИ… И как гром среди ясного неба — рак щитовидной железы 2-й степени с многочисленными метастазами. Анализы на антитела показывают, что тех самых антител 6300 при норме 0,4-4. Необходимо срочное оперативное вмешательство, подобные операции делают в Национальном медицинском исследовательском центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева в Москве…

— Вы не представляете, что мы пережили, — вспоминает Ольга Машукова. — В моем понимании тогда «рак» звучало как приговор. Это страшно. Страшно, когда приговаривают твоего ребенка. «Если бы вы обратились вовремя»

— Нам тогда очень помог фонд «Пчелка Майя», именно они дали нам денег на билеты до Москвы и обратно, — рассказывает мама Иры. — Там дочери сделали две операции. В первую удалили щитовидную железу и часть метастаз, хирургическое вмешательство было продолжительным, и его пришлось прекратить, не доделав начатое — ребенку просто нельзя давать столько наркоза, поэтому через пару дней пришлось манипуляции повторить, но и они не позволили избавить Иру ото всех вторичных очагов рака, они пробрались в сосуды…

— Обычно, когда мы проводим операции, — делились с Ольгой потом хирурги, — мы считаем, сколько мы и чего удаляем, в вашем случае мы просто сбились со счета. Мы сделали все, что от нас зависело. Вы должны понимать, что рак — это не приговор, лечится все, если вовремя начать лечение…

Вот это «вовремя начать лечение» и коробит. С 5 до 15 лет девочку лечили от простуды…

Сейчас семья уже трижды ездила в Обнинск на йодотерапию. Это лечение радиоактивным йодом, после которого Иру домой везут в полуобморочном состоянии, периодически вызывая «скорую» по пути следования.

После удаления щитовидной железы у девушки развились сопутствующие заболевания, в частности, у нее перестал усваиваться кальций в организме. Теперь ей необходимо постоянно делать анализы на определение уровня этого микроэлемента, что тоже связано с некоторыми трудностями.

«Такие вещи не должны оставаться безнаказанными»

— Если бы еще тогда врачи направили нас пусть в тот же тубдиспансер, может быть, все было бы по-другому, — вздыхает Ольга.

Два с половиной года назад они подали исковое заявление в отношении Борзинской районной больницы о взыскании с нее компенсации за причиненный моральный вред в сумме 1350000 рублей. Два с половиной года они пытались доказать, что действительно обращались за помощью. Странным образом из регистратуры пропала медицинская карта Иры. Доказательства удалось найти в Медстрахе, где по страховым выплатам по полису ОМС удалось отследить все обращения в поликлинику.

В итоге второго апреля, несмотря ни на что, суд вынес решение в пользу семьи Машуковых. Борзинская ЦРБ должна выплатить 900 тысяч моральной компенсации девочке и по 100 тысяч каждому из ее родителей, но это при условии, что ЦРБ не подаст апелляцию.

— Мы хотели на эти деньги купить дочери квартиру возле онкодиспансера, — делится Ольга Машукова. — В этом году она заканчивает школу. К сожалению, из-за болезни после девятого класса мы были вынуждены перевести ее на домашнее обучение, но ребенок учится без троек. Планов у нее на самом деле громадье, столько всего хочется, и замыкаться на болезни мы не собираемся. Все у нас еще впереди…

Лидия ЯКОВЛЕВА

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.