Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

В то время когда...

В то время когда компания РЖД экономит на модернизации железнодорожной инфраструктуры, обновления локомотивного парка и заработных платах простых сотрудниках, Серёга Тони, сынулька зам руководителя РЖД Олега Тони, которому недавно исполнилось 33 года, владеет недвижимостью на €100 млн  - старинным замком во Франции, квартирой в Париже между Лувром и Триумфальной аркой; двумя виллами на Лазурном берегу, жильем в самом дорогом районе Лондона, поместьем в Праге, двумя домами, тремя квартирами и землей в курортной провинции Аликанте в Испании и даже железнодорожным депо в Германии.
Припарковать, очевидно, выведенные из строек РЖД деньги Сергею Тони помогла компания UFG Asset Management и люксембургские технички. Одним из ключевых подрядчиков РЖД при строительстве объектов в Сочи стала компания «Трансюжстрой». На тот момент компания принадлежала Анатолию Антипову и Александру Шевелеву. Это бизнес-партнеры Олега Тони. До того как он занял пост вице-президента РЖД, они вместе владели долями в нескольких компаниях. Бывшие партнеры Тони были одними из крупнейших подрядчиков РЖД за все 13 лет, что госкомпанией управлял Якунин, а Тони трудился там вице-президентом. В 2003 году зарегистрированная на Британских Виргинских островах компания Tagot Marketing Corp приобрела старинный особняк Шато-де-Монтапо во Франции. Директором офшорной фирмы-покупателя была жена Тони-старшего Ирина.
Расположенный недалеко от Парижа двухэтажный замок в неоготическом стиле с просторной мансардой был построен в 1850 году, его общая площадь — 900 кв метров. На первом этаже особняка — кабинет с камином, столовая, бильярдная и две гостиные; по массивной дубовой лестнице можно подняться на верхние этажи, где находятся еще 19 спален.
В том же 2003 году через ту же офшорную фирму с Британских Виргинских островов семья Тони приобрела квартиру в Париже в 200 метрах от Елисейского дворца.
Позже во владении семьи появилось две виллы на Лазурном берегу в городке Ле-Канне в гористой местности к северу от Канн.
Семья Тони вкладывается и в коммерческую недвижимость, сообщают Важные истории. Под эти цели была создана еще одна отдельная компания в Люксембурге. С 2012 по 2013 год она приобрела активы на общую сумму 24 млн евро. Среди них:
отель Courtyard by Marriott Seestern в Дюссельдорфе, Германия (доля Тони — 50%);
отель Crowne Plaza в Маастрихте, Нидерланды (доля — 50%);
торговый центр Porte di Moncalieri недалеко от Турина, Италия (доля 100%).
Сейчас эти объекты принадлежат инвестиционному фонду UFG Global Commercial & Hospitality Real Estate Fund. Сергей Тони сегодня занимает должность одного из директоров UFG Global Commercial & Hospitality Real Estate Fund.
Семья Тони ведет роскошный образ жизни. Например, если верить инстаграму, на день рождения друг другу дарят люксовые машины - жена Тони-младшего получила Aston Martin, одежду премиум-брендов Fendi, GUCCI и Dolce & Gabbana, а хобби девушки. По собственному признанию наполненной интеллектом дамы он любит «писать и есть в разных примечательных местечках Лондона и организовывать одежду в своем гардеробе по цветам и по времени года». Хорошо, что хоть не какать в примечательных местах.


                                      На фото: Сергей Тони.На фото: Сергей Тони   На фото: Сергей Тони

Бить или не бить? Вот в чём вопрос...

Эксперты Высшей школы экономики провели очередное исследование. Согласно ему большинство учителей подвергались агрессии со стороны учеников. Каждый второй преподаватель хотя бы раз в жизни сталкивался с угрозами от школьников. 42% получали оскорбительные письма или посты в социальных сетях. 15% - прямое насилие. При этом законы требуют учителей не реагировать на такое отношение. И если вспомнить, какие зарплаты у педагогов, остается только удивляться, какой у них вообще стимул к работе.
Дети - это святое. Но это - абстрактная формула. Жизнь гораздо сложнее. Есть учителя-психопаты, которых профессиональное сообщество покрывает в силу солидарности. Есть директора школ, которые стараются не выносить сор из избы, чтобы и самим не пострадать. Но есть и проблема, когда неадекватный ученик терроризирует всю школу, а сделать с ним ничего нельзя - и происходят такие срывы, как в Комсомольске-на-Амуре, где учительница в коридоре побила школьника. Уволим ее. А кто будет учить остальных? Родители того парня? Должно ли государство делегировать учителям право на защиту от таких детей в строгих рамках? И даже право на определенное насилие? Не розги, конечно. Право на подзатыльник - в момент, когда ребенок действием тестирует границы возможного. Готовы ли к этому родители? Это вопрос очень сложный, этический. Или вернуть практику жесткого контроля со стороны полиции? Усилить вмешательство в школьные дела детских комнат полиции и набрать туда больше специалистов?
Школьные годы чудесные многим запомнятся не только первым звонком, линейкой и  букетом гладиолусов. Последний хит интернета – учительница начальных классов бьет на уроке второклассника по голове. В  небольшом сибирском городке Асино тут же попытались замять скандал.
Педагога с 40-летним стажем без особых разбирательств уволили. Родителей побитого второклассника возмутило полное отрицание своей вины учителем Ларисой Филипповой.
Вся "работа над ошибками" скрывшегося от людских пересудов педагога состояла  в одном-единственном голосовом сообщении родителям ученика.
Педагогические приемы Филипповой, как рассказали нам ее воспитанники разных поколений, всегда включали физическое воздействие. Но руководство школы прежде внимания на это не обращало. Зато в момент опасности корпоративная солидарность помогла чиновникам от образования выработать четкую позицию. 
Однако раскололось общественное мнение. Коллеги Филипповой насилие по отношению к  ребенку осуждают. Вместе с тем, в Асине за 40 лет Филиппова полгорода научила складывать дважды два.
Маленький скандал оказался симптомом большой беды. Конфликты внутри школ между учителями и учениками поразили всю страну. И каждый раз общественное мнение раскалывается на два непримиримых лагеря - защитников педагогов и радетелей прав ребенка.
"Одна из реакций на агрессивность детей – это агрессивность учителей. Как раз и есть реакция. Есть очень активная прослойка учителей. И позитивная. Учителей грамотных, компетентных. Они никуда не делись. И если мы будем смотреть через эту оптику, что дети злее и наглее, а учителя запуганнее и затравленнее  – это да, это будет верным пунктом", - рассуждает заслуженный учитель РФ Александр Снегуров.
 В школах Комсомольска-на-Амуре, как и в Сибири, отношения строятся по законам не мирного, а военного времени. На обнародованных видеокадрах учительница Татьяна Лескова воспитывает хулигана всеми доступными ей средствами.
Вроде все предельно ясно – педагог измывается над школьником. Однако реакция родителей учеников 37-й школы оказалась невероятной. Они встали на защиту преподавателя. По словам местных жителей, второклассник буквально терроризировал всю школу.
 Возле дома педагога Лесковой, словно у логова особо опасного преступника, круглосуточно дежурит машина полиции. Женщину затаскали на допросы. Но единственные,  кто не вступился за нее публично, это коллеги. Профессиональное  сообщество как воды в рот набрало. Боясь открыто заявить, российская система образования переживает явный крен в сторону детской вседозволенности.
"Поэтому случаев насилия со стороны учителей над учениками стало значительно меньше в школах сегодня, чем было в прошлые годы, но и случаев вызывающего, провоцирующего поведения со стороны учеников стало больше, наверное, за это время. Потому что престиж учителя  резко упал", - рассуждают эксперты.
Учителя запуганы. Обвинений в нарушении прав ребенка школа боится, как огня. И мигом, без суда и следствия, избавляется от нарушителей. Судьбу Ларисы Филипповой из Асино повторила москвичка Екатерина Уманская, которую вышвырнули из элитной московской гимназии по абсурдному обвинению в причинении травмы ребенку.
"И, конечно, когда дети сидят в кабинете одни, идут разговоры – поэтому задача быстро их собрать. Сказать – дети, слушайте внимательно, делайте то, делаем се.  Когда в принципе в процессе все убирают – вынимают учебники, я обращаю внимание, что один ученик ничего не делает – ни убирает, ни достает и просто сидит. Ну и на замечание он не реагирует, и я понимала, что смысла с ним разбираться сейчас в классе нет.  Потому что тогда все остальные отвлекутся, не будут работать и слушать, о чем мы с ним говорим. И поэтому я подошла, за плечо развернула его перед собой и мы вышли с ним из класса.  Я вывела его из класса, у меня рука была не плече или я ее в какой-то момент убрала.  Как потом, соответственно, я узнала и дети говорили, он спотыкнулся или задел рукой парту. Это было. Но я не волокла его перед собой, мы вышли в коридор", - рассказывает учительница.
Согласно исследованиям РАНХиГС, более 60% учителей склонны видеть снижение уважения школьников к педагогам. 30% говорят об ухудшении поведения учащихся. Около 70% преподавателей подвергались агрессии. При этом эксперты считают, что за последние полгода ситуация в отношениях учителей и школьников только ухудшилась.
Налицо двойные стандарты. Взрослого можно обвинить во всех смертных грехах. А на малолетнего хулигана, чья вседозволенность не знает границ, управы не найдешь.
"Для учителя, который совершает действия в принципе противоправного характера, предусмотрена ответственность, начиная с дисциплинарной и заканчивая уголовной, в зависимости от того поступка, который учитель совершил в отношении несовершеннолетнего.  По поводу учеников - здесь все сложнее, особенно если несовершеннолетний не достиг возраста привлечения его к ответственности, то управа может найтись исключительно такими методами, как работа с несовершеннолетним инспектора по делам с несовершеннолетними", - рассказывают специалисты.
Однако, выстроенная в советское время система контроля дает сбои.  Приоритеты сменились. Попасть на учет в комнату милиции боялись пуще неволи. Волчий билет на всю жизнь. А теперь – повод для бахвальства. Тем более, что грань между детской злой шуткой и преступлением часто не видна. В Барнаульской школе номер 101 до сих пор уверены, что  ученики 6-7-х классов невинно дурачились во дворе школы, когда задирали старшеклассников.
"Компания собирается от 3 до 5 человек, как правило, нападают со спины. Нападают в вечернее время, они могут оказаться везде. Сначала из страха быть пойманными, они хватали его на улице. То есть идет человек из школы, он только выходит из школьной ограды, из ниоткуда появляются три человека и бьют в спину, и бьют сильно. Человек падает, поднимается, пытается их догнать – их уже нет. Встает делает два шага – опять на него нападение – разбегаются. То есть справится с ними не представлялось никакой возможности", - рассказывают очевидцы.
Никто не рассмотрел, что подростки превратились в свору отморозков. На роль жертвы назначили Илью Меньшикова. Мальчика не раз жестоко избивали.  А когда мама Ильи начала жаловаться, ошалевшую от безнаказанности компанию - бросились защищать и родители, и учителя. Забывая, что завтра те нагуляют силу и придут издеваться над взрослыми.
"И мне объясняют, что я плохая мать. Я плохая мать, потому что я не смогла родить бойца, который выбивает с порога дверь, который одним ударом убивает одноклассников.  Мы оказались кругом виноваты. И самое страшное, что классный руководитель, которую никто не
одернул, она меня начала шантажировать тем, что она будет писать характеристики в инспекцию ПДН на всех участников этой истории – в том числе и на Илью", - рассказывает мать пострадавшего мальчика.
И бескровный отпор хулиганью, и дисциплина на уроке, достигнутая не оплеухами, а авторитетом – все это на совести педсостава. А вот воспитывать-то школа, похоже,  разучилась.
Учитель зажат между  Сциллой и Харибдой,  с одной стороны разгневанная общественность,  с другой стороны  разгневанное начальство.  Проше всего  в этой ситуации заткнуть уши, закрыть глаза и говорить: я учитель, я учу, а воспитание - это не мое.
Школа все больше превращается в фабрику знаний, лишаясь того, что раньше называли внеклассной работой. Души школьных стен. Не имея навыка воспитания, педагоги прибегают подчас к самым чудовищным методам. Буквально неделю назад было возбуждено уголовное дело по факту обустройства в ивановском детском оздоровительном центре "Радуга" настоящего  карцера для изоляции слишком непоседливых.Но вот что важно, такая бурная реакция следствия возникает только вокруг резонансных происшествий. А сколько мелких конфликтов остается без реакции?
Дух школьного двора выхолостила и погоня за баллами на ЕГЭ и ГИА. Из-за этого, говорят эксперты, теряют квалификацию и сами преподаватели.  Последний пример – во время всероссийской проверки учителей от истории до математики выяснилось, что последние проверку провалили.
Высокое имя "Учитель" еще осталось, а вот прав и функций у него резко убавилось. В эпоху мобильной связи, повсеместных камер, и особого внимания к правам детей, учитель на своем рабочем месте чувствует себя обслуживающим персоналом школьного конвейера. Впрочем, оправдать этим насилие любой из сторон ни в коем случае нельзя.

Письмо в Могочинскую межрайонную прокуратуру.

Депутаты районного Совета на сессии от 5 мая 2017 года приняли Обращение в прокуратуру. В Обращении содержится просьба о защите прав и законных интересов. В тексте объясняется причина сложившейся ситуации в Могочинском районе. В результате незаконных действий администрации муниципального района, связанных с закупкой (в 2014 году) услуг по проектированию школы, в 2017 году приостановлены операции по лицевым счетам в связи с судебным решением о взыскании денежных средств. Контрольно-счётной палатой Забайкальского края проведена проверка деятельности (с января 2015 по декабрь 2016) администрации Могочинского района, в ходе которой выявлен прямой ущерб - свыше 20 миллионов. Полный текст отчёта и письмо депутатов прилагаются.

Collapse )

Ответ от Российских железных дорог.

Сегодня получил ответ на обращение: http://ksenevka2012.livejournal.com/438520.html
Вот если бы, всегда так реагировали руководители РЖД на обращения граждан, может  что то и изменилось…

Денег нет, но вы держитесь

Оригинал взят у mogochadp в Денег нет, но вы держитесь
Власть и общество. Слово — главному редактору газеты "Могочинский рабочий" Валентину Красникову

«ДЕНЕГ НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ»

Ставшее крылатым выражение премьера России носит то ли наивный, то ли дилетантский характер — сразу и не определить. То ли он газет не читает и живет постоянно в виртуальной реальности, то ли считает свое премьерство законно заработанным, тут и вовсе можно лишь гадать. Разве что глухой и слепой не может услышать сигналы, которые ему подает население из всех уголков необъятной страны. Поэтому создается впечатление, что второй человек в государстве даже не пытается понять нужды граждан России, вникнуть в их проблемы, что-то поменять в экономической политике правительства.
Ему бы вкупе со своим правительством оказаться на месте региональных руководителей или в роли чиновников местного самоуправления, чтобы прочувствовать, каково им убеждать свою паству в том, что все еще наладится, все будет хорошо.


На встречах, которые проводит руководство района с жителями поселений, ежегодно звучат одни и те же вопросы и проблемы. Многие проблемы не решаются с тех пор, как изменились межбюджетные отношения, налоговая политика. До так называемой перестройки простому смертному хотя бы можно было решить житейскую проблему с местным начальством. Сегодня простые вопросы надо решать то ли в Чите, то ли в самой Москве — по типу прямого эфира с президентом страны. И все упирается в финансирование тех или иных житейских проблем.


Итака: слушают внимательно, задают вопросы

Почему называю эти проблемы житейскими? А они в наше время именно таковыми и являются. Люди ведь не требуют сократить рабочий день, увеличить зарплату, улучшить условия труда, уволить начальника и примерно наказать его, а уж тем более — поменять регионального руководителя, свергнуть царя-батюшку, вернуть социалистический строй и т. д. Нет, просьбы (не требования даже) вполне мирные (в советское время, к примеру, они решались самым оперативным способом). Так, на встрече в 2013 году жители Амазара говорили о плохих дорогах в поселке, проблемах с заготовкой дров для населения, загрязненности рек, некачественной питьевой воде, о помощи по восстановлению летнего водопровода (сгнили трубы) и т. п.

Почти один в один прозвучали вопросы жителей Амазара к главе района на встрече в апреле нынешнего года. Возникли новые обстоятельства, появились и другие вопросы, к примеру, по переселению в новый дом. Люди готовы были заехать в него, но в квартиры не дали свет и воду, не была благоустроена придомовая территория. Говорили и о ремонте дома, пострадавшего от пожара, бездомных собаках, низком температурном режиме в квартирах и учреждениях в прошедший отопительный сезон, отсутствии пригородного железнодорожного сообщения (как, впрочем, и автобусного), строительстве спортивного зала в поселке и т. д.

Многие вопросы, по сути, должны решаться в самом поселке, поскольку так называемое местное самоуправление для того и существует. Оно бы исполняло, если бы позволяли финансовые возможности. Наполняемость местного бюджета в том же Семиозерном, к примеру, очень низкая. Об этом все знают — от глав поселений до региональных властных структур, но этого не хотят понимать жители поселений. И на встрече в июне нынешнего года с жителями Семиозерного глава района Дмитрий Плюхин вынужден был несколько раз повторять прописные истины о межбюджетных отношениях, в частности. Деньги, поступающие из региона в район, в первую очередь идут на зарплату учителям, воспитателям детских учреждений, работникам культуры. Оставшиеся средства делятся (не всегда пропорционально, а по потребностям) и направляются предприятиям жилищно-коммунального хозяйства. К слову, кредиторская задолженность района за коммунальные услуги (тепло, вода, электроэнергия) с начала года постоянно растет. На конец июня текущего года она составляла более 48 млн. рублей (по консолидированному бюджету района). Погасить этот долг регион не в состоянии, поскольку сам вынужден делить дотационные расходы, поступающие из центра, между остро нуждающимися в финансировании предприятиями края.

Такой факт: 15 июня прошло заседание постоянно действующего оперативного штаба по контролю за ходом подготовки жилищно-коммунального хозяйства района к работе в отопительный период 2016-2017 годов. Принято решение ввести режим ЧС в связи с отсутствием денежных средств в бюджете района на мероприятия по подготовке к отопительному сезону.

Этот финансовый поводок, на котором центр держит регионы, понятное дело, «изобретение» не сегодняшнего дня и даже не вчерашнего. На мой взгляд, принятие федерального закона об общих принципах организации местного самоуправления инициировалось центральной властью с дальним прицелом: мы вам разрешаем вроде как самостоятельно «порулить», вы нам обеспечьте лояльность и патриотизм. А пока дойдет до каждого жителя, что при пустой муниципальной казне власть на местах ничего не решает и местное самоуправление — лишь красивая ширма, пройдет какое-то время, лет десять-двадцать. А там, глядишь, кремлевские фокусники изобретут еще какой-нибудь трюк и можно будет посидеть в элитных креслах еще с десяток-другой лет.
Самое интересное, что на региональном уровне быстро приспосабливаются к условиям игры, диктуемой из центра. И тоже начинают придумывать разные проекты, которые, в конечном итоге, не осуществляются, но отвлекают людей от мыслей насчет того, почему в такой богатой стране при любом режиме народу не живется так, как живется ее «элите», правящему классу.


И после встречи хочется задать вопрос главе района

Александр Солженицын писал о том, как нам обустроить Россию. Упоминал и местное самоуправление. Вот что он писал об этом в книге «Россия в обвале» в 1998 году. «Очень нужно законодательное открытие пути к народному самоуправлению. Но если, вот, за пять лет, от разгона советов, не дождались — сколько ждать? Нам, видно, не скоро его дадут, а если дадут, то урезанное и без местных финансов. В отдельных областях более разумные, отзывчивые губернаторы, кому слышней и видней народное горе, быть может, пойдут на помощь пошире».

С 2006 года мы живем по 131-му закону. Если бы жили так, как мечтал об этом Солженицын! «Поймите, вот в Швейцарии я жил, в Америке жил — там народ 80–85 процентов своей жизни решает сам, на месте. Местные налоги не уходят в центр, население само распоряжается ими. Образование, охрана природы, безопасность, медицина, всё бытовое устройство, пожарное дело — что хотите. Президентской власти и центру достаётся 15–20%. Ну ошибутся, ну выберут не того президента. Но жизнь реальная от этого не перевернётся, да почти не меняется. Наш кошмар — не только в трудности выбора сейчас среди кандидатов. Кошмар — в невозможности пробиться к демократии, получить самоуправление. Десять лет нас обманывают. Вот последняя Государственная Дума — наседали мы на неё, требовали: дайте местное самоуправление! Два года они просидели — не давали. Выплюнули в последний момент негодный проект — и разошлись. Потому что вожди партий боятся народного самоуправления».

Могочинский район с незапамятных времен называют золотой долиной. Могли бы на то золото, что почти двести лет извлекают из наших недр, обустроить в «долине» вроде вторых Эмиратов. Но как тут обустроить, если в царское время золотой запас из наших недр утекал в государеву и царскую казну, в советское время — в мифические закрома Родины, а теперь просто — в Москву?! А мы тут как жили в жалких домишках, так и продолжаем жить. Еще лет десять назад с главой района согласовывали вопрос выдачи лицензий на разработку месторождения. И он сам контролировал недропользователей и мог аннулировать лицензию. Сегодня выдачей лицензий на разработку месторождений в районе, при местном-то самоуправлении, распоряжается Чита. И полномочий районная муниципальная власть, кроме как писать докладные записки в региональные инстанции, к примеру, об экологических нарушениях, не имеет. Вот почему из года в год наша главная река с весны до осени в основном течет желтой. И если плевать хотели региональные власти на то, какая вода течет в реках Амазар, Могоча, Чичатка, Желтуга и так далее, то что уж в Москве до наших рек, экологии и прочих бед? Каждый хочет урвать свою долю при дележке пирога, и кто имеет больше власти, тот и «банкует».

Налогооблагаемая база в Могочинском районе равна 7 млрд. рублей. Если бы Москва оставляла на развитие района процентов 25-30 (не говорим о 50-ти процентах), то глава района мог бы спокойно спать, а не изыскивать средства на восстановление моста через Черный Урюм в Ксеньевке прошлым летом. Такой забавный факт. В Итаке при встрече с жителями главе района первым делом радостно сообщили: дескать, спасибо Владимиру Владимировичу Путину за то, что в поселке появилась сотовая связь и построен мост через Урюм. Пришлось Дмитрию Валентиновичу объяснять слабо информированным жителям, кто на самом деле и по чьей инициативе построил в самом отдаленном поселке приемопередающую мачту сотовой связи и восстановил мост.

Последний, к слову, выдержал экзамен «главного ревизора» — разбушевавшейся водной стихии, что обрушилась на район совсем недавно. И восстановлен он всего-то за 14 млн. рублей. И не в столице мы должны искать патриотов своей родины, а тут, в поселениях, для кого малая родина — не пустой звук. О Сергее Александровиче Цыханвее можно говорить именно в таких терминах: именно он по просьбе главы районной администрации согласился за небольшие деньги восстановить мост через Черный Урюм. В противном случае постройка такого моста обошлась бы региональной казне в 120 млн. рублей. И вместо того, чтобы услышать благодарности в свой адрес, на главу района прокуратура подала в суд, теперь вот за строительную экспертизу придется из районного бюджета платить 500 тысяч рублей.


Мост выдержал проверку «главным ревизором» — паводком

В самой Итаке надо строить новый мост, который разрушен паводком, требуется отремонтировать дорогу, соединяющую этот поселок с Ксеньевкой, где предстоит восстановить еще четыре моста и шесть водопропускных труб.


Мост в Итаке разрушен паводком

В Ксеньвке вновь и вновь поднимают вопрос о пригородном сообщении. Региональное правительство не может договориться с руководством Забайкальской железной дороги о возмещении выпадающих доходов, а страдают от этого жители сел и поселков, которые, к тому же, не могут добиться ни от одной инстанции положительного решения по содержанию автомобильной дороги, идущей в полосе отвода железнодорожной магистрали.

А как быть жителям Таптугар или Семиозерного, бюджеты которых не позволяют, к примеру, в Таптугарах построить вместо сгоревшего новый клуб, а в Семиозерном провести ремонт клуба? В поселении «Семиозернинское» (куда входит и поселок Таптугары) счета арестованы, потому что долги выросли до 3 млн. рублей. И каково руководителю этого сельского поселения Светлане Владимировне Грудининой , если она живет в Таптугарах и не может бывать в Семиозерном, поскольку нет бензина на заправку автомобиля? Но жителям-то Семиозерного что до того, государственная это власть или муниципальная? И какая из них обеспечит каждого жителя теплом и водой, проездом до районного центра, медицинской помощью и здоровым отдыхом, развлечениями и так далее — им без разницы.

Но если премьер Дмитрий Медведев говорит, что «денег нет» (и это при том, что львиная доля налоговых поступлений с мест уходит в Москву), то как «держаться» на местах, когда цены на всё и вся растут, рубль подешевел вдвое, налоги на коммунальные услуги растут и никаких преференций от региональной и центральной власти не предвидится? Вот в чем вопрос.

Валентин Красников.

Фото автора

ДЕТСКИЕ ИГРУШКИ В СССР.

1.jpg
Несколько поколений россиян, несмотря на все различия в образе жизни, интересах, невзирая на все изменения в стране и в городе, имеют кое-что общее. Мы выросли на одних и тех же книгах, подражали одним и тем же киногероям, покупали на протяжении десятков лет похожие игрушки. Сегодня выбор игрушек, музыки, фильмов, книг расширился, изменился и мир вокруг, но для многих россиян именно детские впечатления являются главным, что их объединяет.
Начиная с ноября 2014 года по 15 марта 2015 года, в «музее Москвы» проходила выставка «Советское детство». Основной целью выставки была возможность показать, что культурный пласт недавнего прошлого был значительно богаче и интереснее, чем его часто представляют себе сегодня. В нем заметную роль играла идеология советского государства, но ей было подчинено далеко не все, и уж точно — не это интересовало детей.
Collapse )

Новая Больница в п.гт. Ерофей Павлович.

В п.Ерофей Павлович, построенная в декабре 2011г. здание больницы и поликлиники практически бездействует.
Из-за отсутствия врачей, на сегодня там остались пять медсестер и два детских врача, в поликлинике.
  Скорая помощь состоит всего из одного фельдшера работающего день и ночь практически месяцами. Последний врач уехал в Январе 2015г не проработав и 3-х месяцев, из-за отсутствия квартиры и высокой нагрузки. Работал в отделении и на скорой, в паре с единственным фельдшером.
  Власть поселка в лице гл. местного самоуправления г. Соломкина А.Г  тоже явно не интересуется как там больница работает и работает ли вообще. В общем местным властям как района так и поселка давно уже по барабану, как там существует больница в Ерофей Павловиче, и есть ли там роддом.
 Кстати обещанного местным дамам властью, в лице бывшего Гл.Сковородинского р-на г.Тарасова, роддома, то же нет. Правда в поликлинике есть, судя по табличке на одной из дверей , то ли палата, то ли кабинет экстренных родов.
 Если учесть,  что местным дамам порой приходится рожать в грязных плацкарных вагонах, на вторых боковых полках, да к тому же еще и около туалета или же, что еще хуже, в автомоиле, или в микроавтоусе на трассе. То рожать в больнице да еще и палате экстренных родов, это уже само по себе роскошь. Там хотя бы медсестра или фелдшер рядом.
 Вооще то Минздраву пора бы уже повсеместно внедрить подобные "палаты экстренной помощи" самообслуживания. Заболел, пришел почитал медицинскую литературу, выписал сам себе рецепт, купил лекарства и вылечился. Красота!!! Если же лечение было неверным и пациент помер, то тоже ни чего страшного. Видно невнимательно читал инструкции как говорится сам виноват и жаловаться не на кого. Нет человека нет проблемы. В общем одни "плюсы" для Минздрава, затрат минимум.
Кстати о поездах, для того что бы попасть в Больницу или Роддом г.Благовещенк для начала попасть в поезд, а сделать это при сегодняшнем положении с местами(билетами), практически не реально.
1.Потому что поезд ходит через день,
2 На него билет надо брать за неделю вперед, или если повезет, то боковушка возле туалета.
На сегодня поезд №350\349 Москва- Благовещенск отменен якобы из-за "отсутствия пассажиропотока". Ну да нет поезда нет пассажиров, логично.
Поезд №392\391 Чита-Благовещенск тоже хотели отменить полностью, но пока оставили сократив на половину и он теперь ходит через день, причем только по четным числам месяца. Если в месяце 31 день, то поезд не ходит целых два дня 31-го и 1-го числа.   Все по той же надуманной причине, "отсутствие пассажиропотока".
   Интересно кто нибудь интересовался, сколько потенциальных пассажиров не смогли выехать по причине отсутствия мест в поезде или по причине отсутствия поезда. Уверен, что это ни кого не интересует.
Collapse )

Ради чьих интересов, или обратная сторона медали.


Сегодня в канун 70 я Великой Победы я расскажу ободном эпизоде: «Как и кем вручаются памятные медали в нашем п. Ксеньевка Могочинского района.
Памятная медаль- её статус не государственный, но у неё другая цена – моральная. А значит и критерии подхода к вручению должны быть иными, а не как у нас получилось в данном случае.
Прямо скажем, от этой истории попахивает моральным «душком».
Сторож администрации г/п «Ксеньевское» Лещенко Ирина Ивановна подменив полномочия главы поселка пустилась в розыскное мероприятие по приобретению копий Знамени Победы. Предварительно созвонившись с организацией (фракция КПРФ г. Чита) по выдаче штурмовых флагов- она заказала их целых восемь штук, (видимо человек готовился на штурм Рейхстага, только она опоздала ровно на 70 лет). К каждому знамени Победы полагается комплект медалей.
Обсудить это дело на «военном совете» со своей «боевой» подругой – заместителем директора по воспитательной работе школы СОШ -№82, Стремоусовой Ольгой Георгиевной. Они расписали медали без предварительного обсуждения кандидатов. Нас членов оргкомитета (коими они тоже являются) не посвятили в свои планы, одно удостоверение подписали на Цихонвей С.А.- человек это заслуживает – это бесспорно, а вот, Стремоусова, решила встать с ним на одну ступень – НУ ВОТ ТАК ОНИ РЕШИЛИ!
А еще на уроке мужества, который проходил 17 апреля в поселковом клубе, где присутствовали «дети войны» - аж целых 2 человека, (других некогда было приглашать), опять же заметим сторож администрации, Лещенко- произносит высокопарные слова: « Мне по поручению главы администрации, как члену оргкомитета поручена высокая честь вручить медали «дети войны».
Накануне, в этот же день у нас было заседание оргкомитета, но глава администрации даже словом не обмолвился о награждении, он молча поручил это сторожу. Человек может оказаться в разной жизненной ситуации, но ведь в конце то концов существует «Закон о медалях», где прописано, где и кем вручаются медали.
Бабушки оказались заложниками грязной политической интриги, Лещенко и Стремоусовой. Их кандидатуры на награждение не обсуждались ни на каком уровне. По принципу: «А вот нравятся нам эти бабушки!» А на остальных нам наплевать.
Ещё 2 медали подписаны для народного хора «Багульник». С первого дня мною созданной вокальной группы поет 9 человек, и ВЫ самолично распорядились дать 2 медали, тем самым вносите раскол в коллектив людей.
Поняв для себя, что «прокололись» перед людьми, побежали к главе: «Васильева возмущается, что делать?»
Глава поселения: «Девоньки мои, не дрейфите! Мы сейчас пойдем в обход, даже на подлог документа согласен.» и созвав местных депутатов ( а их было всего 4) поставил их перед фактом: « Вот у нас 2 медали- надо вручить Цихонвею и Стремоусовой».
Кто на этом совете представлял второго кандидата? Уже не трудно догадаться, Лещенко Ирина Ивановна- сторож администрации. «Только Ольга Георгиевна достойна!» отсюда у общества вопрос: «За какие заслуги?». Других достойных кандидатов в поселке у нас по понятию сторожа нет. Выражаясь языком времени войны наш организационный комитет шел одним отрядом по маршруту «Память войны», мы ещё не взяли высоту под названием «Победа», а вы уже разложили медали по карманам, открыто плюнув нам в лицо.
Стремоусова О.Г., приписала себе заслугу по открытию мемориальной доски учителю Ромашкину Александру Кузьмичу, человек просто умеет примазываться к истории войны. Об этом мы поговорим позже.
На сегодняшний день решение совета депутатов г/п «Ксеньевское» не правомочно по причине отсутствия кворума, а значит и кандидатура по Стремоусовой не утверждена и глава администрации не вправе вручить медаль человеку, а если это произойдет- это значить подмена государственных традиций, нравственных начал, ну и просто законов человеческой жизни.
Вот такой у нас местный «закон о медалях»
Продолжение следует….                                                                                                           Н.Васильева.

Про сериал "Палач"....Женщина – палач “Тонька-пулеметчица”.

1

История Антонины Макаровой-Гинзбург - советской девушки, лично казнившей полторы тысячи своих соотечественников - другая, темная сторона героической истории Великой Отечественной войны.Тонька-пулеметчица, как ее называли тогда, работала на оккупированной гитлеровскими войсками советской территории с 41-го по 43-й годы, приводя в исполнение массовые смертные приговоры фашистов партизанским семьям. Передергивая затвор пулемета, она не думала о тех, кого расстреливает - детей, женщин, стариков - это было для нее просто работой…

[Spoiler (click to open)]

"Какая чушь, что потом мучают угрызения совести. Что те, кого убиваешь, приходят по ночам в кошмарах. Мне до сих пор не приснился ни один", - говорила она своим следователям на допросах, когда ее все-таки вычислили и задержали - через 35 лет после ее последнего расстрела. Уголовное дело брянской карательницы Антонины Макаровой-Гинзбург до сих пор покоится в недрах спецхрана ФСБ. Доступ к нему строго запрещен, и это понятно, потому что гордиться здесь нечем: ни в какой другой стране мира не родилась еще женщина, лично убившая полторы тысячи человек. Тридцать три года после Победы эту женщину звали Антониной Макаровной Гинзбург. Она была фронтовичкой, ветераном труда, уважаемой и почитаемой в своем городке. Ее семья имела все положенные по статусу льготы: квартиру, знаки отличия к круглым датам и дефицитную колбасу в продуктовом пайке. Муж у нее тоже был участник войны, с орденами и медалями. Две взрослые дочери гордились своей мамой. На нее равнялись, с нее брали пример: еще бы, такая героическая судьба: всю войну прошагать простой медсестрой от Москвы до Кенигсберга. Учителя школ приглашали Антонину Макаровну выступить на линейке, поведать подрастающему поколению, что в жизни каждого человека всегда найдется место подвигу. И что самое главное на войне - это не бояться смотреть смерти в лицо. И кто, как не Антонина Макаровна, знал об этом лучше всего..
1
Ее арестовали летом 1978-го года в белорусском городке Лепель. Совершенно обычная женщина в плаще песочного цвета с авоськой в руках шла по улице, когда рядом остановилась машина, из нее выскочили неприметные мужчины в штатском и со словами: "Вам необходимо срочно проехать с нами!" обступили ее, не давая возможности убежать.
"Вы догадываетесь, зачем вас сюда привезли?" - спросил следователь брянского КГБ, когда ее привели на первый допрос. "Ошибка какая-то", - усмехнулась женщина в ответ. "Вы не Антонина Макаровна Гинзбург. Вы - Антонина Макарова, больше известная как Тонька-москвичка или Тонька-пулеметчица. Вы - карательница, работали на немцев, производили массовые расстрелы. О ваших зверствах в деревне Локоть, что под Брянском, до сих пор ходят легенды. Мы искали вас больше тридцати лет - теперь пришла пора отвечать за то, что совершили. Сроков давности ваши преступления не имеют". "Значит, не зря последний год на сердце стало тревожно, будто чувствовала, что появитесь, - сказала женщина. - Как давно это было. Будто и не со мной вовсе. Практически вся жизнь уже прошла. Ну, записывайте..."
Из протокола допроса Антонины Макаровой-Гинзбург, июнь 78-го года: "Все приговоренные к смерти были для меня одинаковые. Менялось только их количество. Обычно мне приказывали расстрелять группу из 27 человек - столько партизан вмещала в себя камера. Я расстреливала примерно в 500 метрах от тюрьмы у какой-то ямы. Арестованных ставили цепочкой лицом к яме. На место расстрела кто-то из мужчин выкатывал мой пулемет. По команде начальства я становилась на колени и стреляла по людям до тех пор, пока замертво не падали все..."
"Cводить в крапиву" - на жаргоне Тони это означало повести на расстрел. Сама она умирала трижды. Первый раз осенью 41-го, в страшном "вяземском котле", молоденькой девчонкой-санинструкторшей. Гитлеровские войска тогда наступали на Москву в рамках операции "Тайфун". Советские полководцы бросали свои армии на смерть, и это не считалось преступлением - у войны другая мораль. Больше миллиона советских мальчишек и девчонок всего за шесть дней погибли в той вяземской мясорубке, пятьсот тысяч оказались в плену. Гибель простых солдат в тот момент ничего не решала и не приближала победу, она была просто бессмысленной. Так же как помощь медсестры мертвецам...
2
19-летняя медсестра Тоня Макарова, очнулась после боя в лесу. В воздухе пахло горелой плотью. Рядом лежал незнакомый солдат. "Эй, ты цела еще? Меня Николаем Федчуком зовут". "А меня Тоней", - она ничего не чувствовала, не слышала, не понимала, будто душу ее контузили, и осталась одна человеческая оболочка, а внутри - пустота. Потянулась к нему, задрожав: "Ма-а-амочка, холодно-то как!" "Ну что, красивая, не плачь. Будем вместе выбираться", - ответил Николай и расстегнул верхнюю пуговицу ее гимнастерки. Три месяца, до первого снега, они вместе бродили по чащобам, выбираясь из окружения, не зная ни направления движения, ни своей конечной цели, ни где свои, ни где враги. Голодали, ломая на двоих, ворованные ломти хлеба. Днем шарахались от военных обозов, а по ночам согревали друг друга. Тоня стирала обоим портянки в студеной воде, готовила нехитрый обед. Любила ли она Николая? Скорее, выгоняла, выжигала каленым железом, страх и холод у себя изнутри. "Я почти москвичка, - гордо врала Тоня Николаю. - В нашей семье много детей. И все мы Парфеновы. Я - старшая, как у Горького, рано вышла в люди. Такой букой росла, неразговорчивой. Пришла как-то в школу деревенскую, в первый класс, и фамилию свою позабыла. Учительница спрашивает: "Как тебя зовут, девочка?" А я знаю, что Парфенова, только сказать боюсь. Ребятишки с задней парты кричат: "Да Макарова она, у нее отец Макар". Так меня одну во всех документах и записали. После школы в Москву уехала, тут война началась. Меня в медсестры призвали. А у меня мечта другая была - я хотела на пулемете строчить, как Анка-пулеметчица из "Чапаева". Правда, я на нее похожа? Вот когда к нашим выберемся, давай за пулемет попросимся..."
В январе 42-го, грязные и оборванные, Тоня с Николаем вышли, наконец, к деревне Красный Колодец. И тут им пришлось навсегда расстаться. "Знаешь, моя родная деревня неподалеку. Я туда сейчас, у меня жена, дети, - сказал ей на прощание Николай. - Я не мог тебе раньше признаться, ты уж меня прости. Спасибо за компанию. Дальше сама как-нибудь выбирайся". "Не бросай меня, Коля", - взмолилась Тоня, повиснув на нем. Однако Николай стряхнул ее с себя как пепел с сигареты и ушел. Несколько дней Тоня побиралась по хатам, христарадничала, просилась на постой. Сердобольные хозяйки сперва ее пускали, но через несколько дней неизменно отказывали от приюта, объясняя тем, что самим есть нечего. "Больно взгляд у нее нехороший, - говорили женщины. - К мужикам нашим пристает, кто не на фронте, лазает с ними на чердак, просит ее отогреть". Не исключено, что Тоня в тот момент действительно тронулась рассудком. Возможно, ее добило предательство Николая, или просто закончились силы - так или иначе, у нее остались лишь физические потребности: хотелось есть, пить, помыться с мылом в горячей бане и переспать с кем-нибудь, чтобы только не оставаться одной в холодной темноте. Она не хотела быть героиней, она просто хотела выжить. Любой ценой.
В той деревне, где Тоня остановилась вначале, полицаев не было. Почти все ее жители ушли в партизаны. В соседней деревне, наоборот, прописались одни каратели. Линия фронта здесь шла посередине околицы. Как-то она брела по околице, полубезумная, потерянная, не зная, где, как и с кем она проведет эту ночь. Ее остановили люди в форме и поинтересовались по-русски: "Кто такая?" "Антонина я, Макарова. Из Москвы", - ответила девушка.
3
Ее привели в администрацию села Локоть. Полицаи говорили ей комплименты, потом по очереди "любили" ее. Затем ей дали выпить целый стакан самогона, после чего сунули в руки пулемет. Как она и мечтала - разгонять непрерывной пулеметной строчкой пустоту внутри. По живым людям. "Макарова-Гинзбург рассказывала на допросах, что первый раз ее вывели на расстрел партизан совершенно пьяной, она не понимала, что делала, - вспоминает следователь по ее делу Леонид Савоськин. - Но заплатили хорошо - 30 марок, и предложили сотрудничество на постоянной основе. Ведь никому из русских полицаев не хотелось мараться, они предпочли, чтобы казни партизан и членов их семей совершала женщина. Бездомной и одинокой Антонине дали койку в комнате на местном конезаводе, где можно было ночевать и хранить пулемет. Утром она добровольно вышла на работу".
Из допроса Антонины Макаровой-Гинзбург, июнь 78-го года: "Я не знала тех, кого расстреливаю. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было. Бывало, выстрелишь, подойдешь ближе, а кое-кто еще дергается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился. Иногда у нескольких заключенных на груди был подвешен кусок фанеры с надписью "партизан". Некоторые перед смертью что-то пели. После казней я чистила пулемет в караульном помещении или во дворе. Патронов было в достатке..."
Бывшая квартирная хозяйка Тони из Красного Колодца, одна из тех, что когда-то тоже выгнала ее из своего дома, пришла в деревню Локоть за солью. Ее задержали полицаи и повели в местную тюрьму, приписав связь с партизанами. "Не партизанка я. Спросите хоть вашу Тоньку-пулеметчицу", - испугалась женщина. Тоня посмотрела на нее внимательно и хмыкнула: "Пойдем, я дам тебе соль".
В крошечной комнате, где жила Антонина, царил порядок. Стоял пулемет, блестевший от машинного масла. Рядом на стуле аккуратной стопочкой была сложена одежда: нарядные платьица, юбки, белые блузки с рикошетом дырок в спине. И корыто для стирки на полу. "Если мне вещи у приговоренных нравятся, так я снимаю потом с мертвых, чего добру пропадать, - объяснила Тоня. - Один раз учительницу расстреливала, так мне ее кофточка понравилась, розовая, шелковая, но уж больно вся в крови заляпана, побоялась, что не отстираю - пришлось ее в могиле оставить. Жалко... Так сколько тебе надо соли?" "Ничего мне от тебя не нужно, - попятилась к двери женщина. - Побойся бога, Тоня, он ведь есть, он все видит - столько крови на тебе, не отстираешься!" "Ну раз ты смелая, что же ты помощи-то у меня просила, когда тебя в тюрьму вели? - закричала Антонина вслед. - Вот и погибала бы по-геройски! Значит, когда шкуру надо спасти, то и Тонькина дружба годится?".
4
По вечерам Антонина наряжалась и отправлялась в немецкий клуб на танцы. Другие девушки, подрабатывавшие у немцев проститутками, с ней не дружили. Тоня задирала нос, бахвалясь тем, что она москвичка. С соседкой по комнате, машинисткой деревенского старосты, она тоже не откровенничала, а та ее боялась за какой-то порченый взгляд и еще за рано прорезавшуюся складку на лбу, как будто Тоня слишком много думает. На танцах Тоня напивалась допьяна, и меняла партнеров как перчатки, смеялась, чокалась, стреляла сигаретки у офицеров. И не думала о тех очередных 27-и, которых ей предстояло казнить утром. Страшно убивать только первого, второго, потом, когда счет идет на сотни, это становится просто тяжелой работой. Перед рассветом, когда после пыток затихали стоны приговоренных к казням партизан, Тоня вылезала тихонечко из своей постели и часами бродила по бывшей конюшне, переделанной наскоро в тюрьму, всматриваясь в лица тех, кого ей предстояло убить.
Из допроса Антонины Макаровой-Гинзбург, июнь 78-го года: "Мне казалось, что война спишет все. Я просто выполняла свою работу, за которую мне платили. Приходилось расстреливать не только партизан, но и членов их семей, женщин, подростков. Об этом я старалась не вспоминать. Хотя обстоятельства одной казни помню - перед расстрелом парень, приговоренный к смерти, крикнул мне: "Больше не увидимся, прощай, сестра!.."
Ей потрясающе везло. Летом 43-го, когда начались бои за освобождение Брянщины, у Тони и нескольких местных проституток обнаружилась венерическая болезнь. Немцы приказали им лечиться, отправив их в госпиталь в свой далекий тыл. Когда в село Локоть вошли советские войска, отправляя на виселицы предателей Родины и бывших полицаев, от злодеяний Тоньки-пулеметчицы остались одни только страшные легенды. Из вещей материальных - наспех присыпанные кости в братских могилах на безымянном поле, где, по самым скромным подсчетам, покоились останки полутора тысяч человек. Удалось восстановить паспортные данные лишь около двухсот человек, расстрелянных Тоней. Смерть этих людей и легла в основу заочного обвинения Антонины Макаровны Макаровой, 1921 года рождения, предположительно жительницы Москвы. Больше о ней не знали ничего..
"Розыскное дело Антонины Макаровой наши сотрудники вели тридцать с лишним лет, передавая его друг другу по наследству, - рассказал майор КГБ Петр Николаевич Головачев, занимавшийся в 70-е годы розыском Антонины Макаровой. - Периодически оно попадало в архив, потом, когда мы ловили и допрашивали очередного предателя Родины, оно опять всплывало на поверхность. Не могла же Тонька исчезнуть без следа?! Это сейчас можно обвинять органы в некомпетентности и безграмотности. Но работа шла ювелирная. За послевоенные годы сотрудники КГБ тайно и аккуратно проверили всех женщин Советского Союза, носивших это имя, отчество и фамилию и подходивших по возрасту, - таких Тонек Макаровых нашлось в СССР около 250 человек. Но - бесполезно. Настоящая Тонька-пулеметчица как в воду канула..."


"Вы Тоньку слишком не ругайте, - попросил Головачев. - Знаете, мне ее даже жаль. Это все война, проклятая, виновата, она ее сломала... У нее не было выбора - она могла остаться человеком и сама тогда оказалась бы в числе расстрелянных. Но предпочла жить, став палачом. А ведь ей было в 41-м году всего 20 лет".
5
Но просто взять и забыть о ней было нельзя. "Слишком страшные были ее преступления, - говорит Головачев. - Это просто в голове не укладывалось, сколько жизней она унесла. Нескольким людям удалось спастись, они проходили главными свидетелями по делу. И вот, когда мы их допрашивали, они говорили о том, что Тонька до сих пор приходит к ним во снах. Молодая, с пулеметом, смотрит пристально - и не отводит глаза. Они были убеждены, что девушка-палач жива, и просили обязательно ее найти, чтобы прекратить эти ночные кошмары. Мы понимали, что она могла давно выйти замуж и поменять паспорт, поэтому досконально изучили жизненный путь всех ее возможных родственников по фамилии Макаровы..."
Однако никто из следователей не догадывался, что начинать искать Антонину нужно было не с Макаровых, а с Парфеновых. Да, именно случайная ошибка деревенской учительницы Тони в первом классе, записавшей ее отчество как фамилию, и позволила "пулеметчице" ускользать от возмездия столько лет. Ее настоящие родные, разумеется, никогда не попадали в круг интересов следствия по этому делу. Но в 76-м году один из московских чиновников по фамилии Парфенов собирался за границу. Заполняя анкету на загранпаспорт, он честно перечислил списком имена и фамилии своих родных братьев и сестер, семья была большая, целых пять человек детей. Все они были Парфеновы, и только одна почему-то Антонина Макаровна Макарова, с 45-го года по мужу Гинзбург, живущая ныне в Белоруссии. Мужчину вызвали в ОВИР для дополнительных объяснений. На судьбоносной встрече присутствовали, естественно, и люди из КГБ в штатском. "Мы ужасно боялись поставить под удар репутацию уважаемой всеми женщины, фронтовички, прекрасной матери и жены, - вспоминает Головачев. - Поэтому в белорусский Лепель наши сотрудники ездили тайно, целый год наблюдали за Антониной Гинзбург, привозили туда по одному выживших свидетелей, бывшего карателя, одного из ее любовников, для опознания. Только когда все до единого сказали одно и то же - это она, Тонька-пулеметчица, мы узнали ее по приметной складке на лбу, - сомнения отпали".

Муж Антонины, Виктор Гинзбург, ветеран войны и труда, после ее неожиданного ареста обещал пожаловаться в ООН. "Мы не признались ему, в чем обвиняют ту, с которой он прожил счастливо целую жизнь. Боялись, что мужик этого просто не переживет", - говорили следователи.
1
Виктор Гинзбург закидывал жалобами различные организации, уверяя, что очень любит свою жену, и даже если она совершила какое-нибудь преступление - например, денежную растрату, - он все ей простит. А еще он рассказывал про то, как раненым мальчишкой в апреле 45-го лежал в госпитале под Кенигсбергом, и вдруг в палату вошла она, новенькая медсестричка Тонечка. Невинная, чистая, как будто и не на войне, - и он влюбился в нее с первого взгляда, а через несколько дней они расписались. Антонина взяла фамилию супруга, и после демобилизации поехала вместе с ним в забытый богом и людьми белорусский Лепель, а не в Москву, откуда ее и призвали когда-то на фронт. Когда старику сказали правду, он поседел за одну ночь. И больше жалоб никаких не писал. "Арестованная мужу из СИЗО не передала ни строчки. И двум дочерям, которых родила после войны, кстати, тоже ничего не написала и свидания с ним не попросила, - рассказывает следователь Леонид Савоськин. - Когда с нашей обвиняемой удалось найти контакт, она начала обо всем рассказывать. О том, как спаслась, бежав из немецкого госпиталя и попав в наше окружение, выправила себе чужие ветеранские документы, по которым начала жить. Она ничего не скрывала, но это и было самым страшным. Создавалось ощущение, что она искренне недопонимает: за что ее посадили, что ТАКОГО ужасного она совершила? У нее как будто в голове блок какой-то с войны стоял, чтобы самой с ума, наверное, не сойти. Она все помнила, каждый свой расстрел, но ни о чем не сожалела. Мне она показалась очень жестокой женщиной. Я не знаю, какой она была в молодости. И что заставило ее совершать эти преступления. Желание выжить? Минутное помрачение? Ужасы войны? В любом случае это ее не оправдывает. Она погубила не только чужих людей, но и свою собственную семью. Она просто уничтожила их своим разоблачением. Психическая экспертиза показала, что Антонина Макаровна Макарова вменяема".Следователи очень боялись каких-то эксцессов со стороны обвиняемой: прежде бывали случаи, когда бывшие полицаи, здоровые мужики, вспомнив былые преступления, кончали с собой прямо в камере. Постаревшая Тоня приступами раскаяния не страдала. "Невозможно постоянно бояться, - говорила она. - Первые десять лет я ждала стука в дверь, а потом успокоилась. Нет таких грехов, чтобы всю жизнь человека мучили". Во время следственного эксперимента ее отвезли в Локоть, на то самое поле, где она вела расстрелы. Деревенские жители плевали ей вслед как ожившему призраку, а Антонина лишь недоуменно косилась на них, скрупулезно объясняя, как, где, кого и чем убивала... Для нее это было далекое прошлое, другая жизнь. "Опозорили меня на старости лет, - жаловалась она по вечерам, сидя в камере, своим тюремщицам. - Теперь после приговора придется из Лепеля уезжать, иначе каждый дурак станет в меня пальцем тыкать. Я думаю, что мне года три условно дадут. За что больше-то? Потом надо как-то заново жизнь устраивать. А сколько у вас в СИЗО зарплата, девчонки? Может, мне к вам устроиться - работа-то знакомая..."
Антонину Макарову-Гинзбург расстреляли в шесть часов утра 11 августа 1978 года, почти сразу после вынесения смертного приговора. Решение суда стало абсолютной неожиданностью даже для людей, которые вели расследование, не говоря уж о самой подсудимой. Все прошения 55-летней Антонины Макаровой-Гинзбург о помиловании в Москве были отклонены. В Советском Союзе это было последнее крупное дело об изменниках Родины в годы Великой Отечественной войны, и единственное, в котором фигурировала женщина-каратель. Никогда позже женщин в СССР по приговору суда не казнили.

"Прииск Усть-Кара" уничтожает реку Желтуга в Могочинском районе

Оригинал взят у mogochadp в "Прииск Усть-Кара" уничтожает реку Желтуга в Могочинском районе
Этот пост на тему золотопромышленного свинства.

Вчера я вместе со своими заместителями В.Я.Ильиным и А.Б.Вяткиным выехал осмотреть пару-тройку приисков на западе района. Пригласили с собой начальника Могочинского отдела Гослесслужбы Забайкальского края А.В.Сотникова.

Я был в шоке от увиденного на участках золотодобычи ООО "Прииск Усть-Кара" - на месторождениях Трошиха и Желтуга (генеральный директор предприятия - Валерий Павлович Котельников - на фото). И не только от увиденного, но и от услышанного - оказавшиеся там весьма кстати главный инженер прииска В.А.Патрин и эколог (фамилию не записал) всячески изворачивались, пытались ввести нас в заблуждение, чем умудрились вывести из себя всегда спокойного Андрея Витальевича Сотникова. Он был очень возмущен враньем.

Главное - меня возмутило то, как "Прииск Усть-Кара" уничтожает реку Желтуга, впадающую в Шилку. Отработка месторождения идет вниз по течению, без отстойников. Отработанная вода (точнее - каша) сбрасывается напрямую в реку!

На Трошихе работает один монитор, на Желтуге - два монитора, выше и ниже по течению. Что выяснилось в ходе осмотра в плане соблюдения экологии:

  • защитные дамбы по реке отсыпаны как попало, разной ширины и высоты, они легко могут быть размыты водой, к нашему приезду бульдозер скоренько засыпал дыры в остойниках

  • от одного из мониторов, работающих выше по течению Желтуги, идет очень мутная вода. Опустив в воду руку по запястье я не увидел своей ладони

  • нет каскада отстойников, выполненных в строгом соответствии с технологией

  • не проводится рекультивация земель

  • руслоотвод на Желтуге не работает, вся отрарботанная вода идет по реке, а река течет прямо по полигону

  • отработка от нижнего монитора сливается без отстойников и очистки напрямую в реку. К нашему приезду "дыра" в дамбе была наспех засыпана бульдозером.

Вот такая вода бежит по реке Желтуга после первого монитора. Девушка-эколог утверждала, что это в пределах разрешенной нормы, предложила взять пробы воды на экспертизу. В ответ я предложил отправить на экспертизу её совесть, а заодно и совесть руководства прииска.

11

Collapse )

Также нами были осмотрены месторождения, разрабатываемые ООО "Боровое" и ООО "Гранит". При встрече с руководством предприятий они признали свои недочеты и дали обещание устранить замечания. Мы обязательно проверим. Кстати, они не юлили и не оправдывались.

По деятельности ООО "Прииск Усть-Кара" я направляю обращения в прокуратуру и Министерство природных ресурсов Забайкальского края с целью проведения проверки соблюдения технологии добычи золота, соблюдения проекта разработки месторождения, исполнения экологических требований и природоохранных мероприятий, а так же в целом - соблюдения условий лицензионного соглашения. В случае обнаружения нарушений буду просить губернатора инициировать отзыв лицензии.

Мы будем так действовать в отношении всех золотодобытчиков, которые не желают работать как положено.